Москве следует готовиться к увеличению эмиграции русских из Киргизии

post thumbnail

«Апрельская» революция в Киргизии, завершившаяся бегством президента К. Бакиева и переходом власти в руки временного правительства во главе с Р. Отунбаевой, обернулась гибелью 84, ранениями около 1500 человек и трехдневным грабежом Бишкека. По отзывам очевидцев, в центральной части города оказались разграбленными большинство административных и почти все коммерческие здания.

В числе пострадавших оказались и русские, имевшие в Бишкеке свой бизнес. Вторая за последние пять лет революция в очередной раз усилила среди «некоренного» населения чувство зыбкости своего существования в бывших союзных республиках. В этой ситуации эмиграция славянского населения из Киргизии неизбежно возрастет.

Как показывает опыт последних двух десятилетий, миграционный отток некоренного населения из стран Центральной Азии обычно увеличивается в периоды общественно-политических кризисов и военных столкновений. Наиболее ярким примером здесь является Таджикистан, переживший в 1992-1997 гг. кровопролитную гражданскую войну. Антирусская риторика таджикской оппозиции на ее начальном этапе вызвала лавинообразный отток из республики большей части европейского населения. После столкновения в мае 1992 г. с частями 201-й дивизии лидер Демократической партии Таджикистана Ш. Юсуф заявил, что все русские в Душанбе становятся заложниками. Как следствие, в течение месяца из республики бежало 20 тыс. чел. К октябрю 1992 г. число эмигрантов достигло около 90 тыс., а к апрелю 1993 г. – около 300 тыс. чел. Тем самым Таджикистан в период наиболее острой фазы гражданского конфликта покинуло более половины проживавшего на его территории к моменту распада СССР «русскоязычного» населения.

Киргизия в этом отношении не является исключением, хотя история ее независимости не столь трагична, как у Таджикистана, и до широкомасштабной гражданской войны дело, к счастью, пока не дошло. Тем не менее всплески миграционной активности европейского населения постоянно сопровождают периоды нестабильности и общественно-политических кризисов. Резкое увеличение эмиграции «некоренного» населения из Киргизии наблюдалось сразу после столкновений между узбеками и киргизами 1990 г. в Ошской области, в первые после распада СССР годы, после вторжения вооруженных формирований Исламского движения Узбекистана (ИДУ) в южные регионы Киргизии и Узбекистан 1999-2000 гг., а также вследствие «тюльпановой» революции 2005 г. Основания предполагать, что эмиграция европейского населения в ближайшее время вновь значительно возрастет, есть и на этот раз.

Накануне распада СССР Киргизия была самой русифицированной республикой Средней Азии. По данным Всесоюзной переписи 1989 г., здесь проживало 916,6 тыс. русских, 108 тыс. украинцев и 101,3 тыс. немцев, на долю которых приходилось соответственно 21,5%, 2,5% и 2,4% всего населения. В общей сложности численность «некоренного» (в массе своей европейского) населения превышала 1,3 млн. чел., что составляло 31,3% населения Киргизии. Для сравнения – удельный вес «некоренного» населения в Туркмении составлял 13,5%, в Узбекистане – 13,4%, а в Таджикистане – 12%. Более высоким удельный вес «некоренных» этносов был только в Казахстане (55%), который, согласно принятому в СССР региональному делению, в состав Средней Азии не входил. Более 80% славян проживали в северной части Киргизии. Их поселения здесь появились более полутора веков назад, а первыми поселенцами были семиреченские казаки. Более 1/3 русского населения было сконцентрировано в Бишкеке: в 1989 г. здесь проживали 345 тыс. русских, 142 тыс. киргизов и всего 10 тыс. узбеков.

Этническая ситуация в Киргизии стала быстро меняться в период дезинтеграции СССР. Первая волна эмиграции «некоренного» населения прошла еще до его распада и была спровоцирована массовыми столкновениями 1990 г. между киргизами и узбеками в Ошской области. В результате «чистый» миграционный отток (количество убывших минус число прибывших) из республики увеличился в четыре раза. Если в 1989 г. миграционная убыль Киргизии составила 5 тыс. чел., то в 1990 г. – 21,2 тыс. Пик эмиграции из страны пришелся на первые постсоветские годы. В течение 1991 г. отсюда в Россию,  по данным миграционного учета, переселились 33,7 тыс. чел., в 1992 г. – уже 62,9 тыс., а в 1993 г. – 96,8 тыс. чел. «Чистый» миграционный отток за эти годы составил соответственно 17,7, 49,8 и 86,7 тыс. В дальнейшем эмиграция пошла на спад и постепенно снижалась вплоть до начала первого десятилетия 2000-х гг.

Однако сразу же после вторжения в Киргизию осенью 1999 г. боевиков ИДУ эмиграция выросла в полтора раза. В 1998 г. республику покинуло 11 тыс. чел., в 1999 г. – 10,4 тыс., а в 2000 г. – 15,5 тыс. К 2003 г. миграционный отток достиг своего минимума. В течение этого года в Россию уехало всего 7 тыс. чел. В следующем же году количество эмигрантов достигло 9,5 тыс. чел., а после случившейся в марте 2005 г. «тюльпановой» революции миграционный отток вновь вырос в полтора раза и составил 15,6 тыс. чел. В 2006 г. эмиграция сохранилась на том же уровне, а в 2007 и 2008 гг. возросла, соответственно, до 24,7 и 24 тыс. чел. К этому времени, по всей видимости, стали сказываться результаты перманентной общественно-политической нестабильности, охватившей Киргизию после свержения президента А. Акаева и перехода власти к клану Бакиевых.

В общей сложности из Киргизии в Россию на протяжении 1991-2008 гг. переехало 477,6 тыс. чел., а «чистый» миграционный отток составил 386,8 тыс. В результате численность русских в Киргизии по сравнению с 1989 г. сократилась в два раза. К началу 2007 г. их насчитывалось не более 470 тыс. чел. (9% населения).

Эмиграция славянского населения из Киргизии после «тюльпановой» революции 2005 г. заслуживает пристального внимания потому, что похожая ситуация складывается в республике и сегодня. По данным Федеральной миграционной службы России за полгода, прошедшие после революции 2005 г., из Киргизии уехало почти 9,5 тыс. русских, эмиграция выросла в полтора раза. В течение первого постреволюционного месяца – апреля – в российское посольство ежедневно обращались по 400 человек. В дальнейшем количество ежедневных обращений снизилось до 70. Усиление эмиграции славянского населения признавали и первые лица Киргизии. Роза Отунбаева, занимавшая тогда пост министра иностранных дел, в интервью «Независимой газете» от 19 апреля 2005 г. отмечала, что число желающих выехать в Россию, по данным посольства РФ, увеличилось в два-три раза. Однако эти тенденции она объясняла перипетиями революционного периода, равно затрагивающими русских и киргизов. «Когда происходят столь кардинальные перемены, — заявляла она, — желание уехать из страны объяснимо. Людей напугали погромы, разбой, грабежи. Прибавьте захват земель вокруг Бишкека – в долине, где в основном проживают славяне. Страдают и русские, и киргизы в равной степени».

В реальности же положение русских и киргизов существенно различается. Не принадлежа к титульному населению и не имея подобно ему системы прочных родоплеменных связей, русские оказывались беззащитными перед лицом роста националистических настроений. В числе их проявлений – захват принадлежавшей славянам собственности, листовки и заявлениями политиков, в которых подчеркивался приоритет интересов титульного этноса. Все это не могло не вызвать усиления миграционного оттока.

Во многом похожая ситуация складывается в Киргизии и сегодня. По данным организаций российских соотечественников,  в стране вновь отмечены факты захвата принадлежащей русским и гражданам России собственности, попытки давления на славян с целью заставить их уехать из страны, а также самозахват киргизами земель в районах традиционного проживания русского населения. 11 апреля был захвачен участок земли, ранее предоставленный для строительства гимназии и детского сада по программе «Русские школы в Центральной Азии». Новые власти обещали его вернуть, но о каких-то реальных действиях пока не сообщалось.

В этой ситуации Москве следует готовиться к значительному увеличению миграционного притока русских из Киргизии. Если сработает прежняя закономерность и количество переселенцев в течение года возрастет в полтора раза, их численность составит около 35-40 тыс. Если же противостояние новых властей и клана Бакиевых перейдет в фазу вооруженной борьбы, число эмигрантов, так же как в Таджикистане начала 1990-х гг., будет измеряться сотнями тысяч. Выдержит ли такое испытание российская программа репатриации соотечественников, в рамках которой, напомню, изначально планировалось переселять десятки, а то и сотни тысяч людей?

Версия для печати Версия для печати

3 комментария

  1. Томаш Непотребко
    19 апреля 2010 г. в 08:58

    Никто готовится не будет, Правительству Москвы, как и правительству России, безразлично на самом деле, кто к ним едет. А вот готовиться к усилению сопротивления увеличению роста инородцев со стороны русского нацизма, готовится надо точно.
    Сегодня крупные организации националистов практически разгромлены, но сопротивление переходит в недоступную для правоохранительных органов сферу мелких групп. России необходимо срочно принимать миграционные ограничения, взрыв недовольства этой темой не за горами (Кандапога это подтвердила, к общему недовольству бездельем «Медвепутина» добавиться еще и это. Зато мы коленопреклоненно клянчим прощения у поляков. Маразм!

  2. Иван
    20 апреля 2010 г. в 21:11

    Сегодняшний всплеск насилия в Бишкеке, явно принимающего этнический оттенок, подтверждает прогноз автора. Как бы в России ни было сложно, но жить хочется, и люди будут согласны жить в любых условиях, лишь бы побыстрее уехать от погромщиков

  3. Алла
    22 апреля 2010 г. в 17:26

    А землю, которую сначала выделили под русскую православную гимназию в Бишкеке, а потом захватили — вернули? Кто знает?

Отправить комментарий

Ваш email адрес никогда не будет передан третьим лицам. Необходимые поля отмечены знаком *

*
*