Русские в Узбекистане: под грифом «секретно»

post thumbnail

Фильм о положении русских в республиках Средней Азии, показанный весной этого года российским телевидением, оказался едва ли не самым громким событием «русского зарубежья» в регионе. Документальный фильм Александра Рогаткина «Без России» вышел в эфире телеканала «Россия-1» 24 апреля. Видеоматериал для фильма был снят в двух республиках Средней Азии – Киргизии и Узбекистане. Однако если в Киргизии, недавно пережившей очередную революцию и ожесточенные межэтнические столкновения в южных регионах, фильм остался почти незамеченным, то в Узбекистане он вызвал явное недовольство властей, сразу сказавшееся на тех, кто осмелился дать для него интервью. Более того, в узбекских СМИ сразу после выхода фильма началась информационная кампания, призванная показать, что русским в Узбекистане живется очень даже неплохо.

По информации «Ферганы.ру» российский телеоператор Игорь Шестаков, собиравший материал для фильма о положении русских в республиках Средней Азии, посетил Ташкент в конце зимы. Он взял интервью у нескольких русских жителей Ташкента: Татьяны Довлатовой, Владимира Хусаинова, Елены Урлаевой, Виктории и Инги Баженовых, среди них были несколько правозащитников. Именно русские правозащитники и оказались в итоге главными героями фильма. Наиболее громким моментом фильма стало интервью правозащитницы Татьяны Довлатовой, не побоявшейся сказать об условиях жизни русских в современном Узбекистане все, что думает.

В итоговую версию фильма вошла часть интервью с Т. Довлатовой. Появляясь в кадре, она стучит в дверь соседнего дома, кричит: «Тетя Тоня! Пенсия!» Камера показывает почтальона, принесшего пенсии. Стоящая рядом Татьяна, получив свою пенсию, высказывается о ней: «Да это нищенская, нищенская… На два торта государство выделило деньги». Тетя Тоня – соседка Т. Довлатовой также появляется в кадре, после чего голос за кадром поясняет, что среди соседей она получает одну из самых больших здесь пенсий – 140 тысяч сумов: «Это уже целых три торта. Но торт Антонина Дмитриевна не ела уже давно». Затем в кадре вновь появляется Т. Довлатова, которая открывает в доме тети Тони холодильник и говорит: «Вот холодильник (открывает). Мяса нет, наверное… А, кусочек лежит». Голос за кадром поясняет: «Бабу Тоню только соседи подкармливают. Ни родне, ни тем более социальным службам она не нужна».

В фильме есть сюжет и о самой Т. Довлатовой. «Соседка Татьяна Довлатова – сама инвалид, – поясняет закадровый голос, – и еще вынуждена содержать парализованного брата. Когда-то он был здоровым человеком, художником, делал гобелены. Потом нанялся строить особняк местному баю из милиции. В итоге брата обманули и ничего не заплатили. Довлатова: «Он сказал: «А наркоты в карман не хочешь, какие тебе деньги?» В общем, он приехал домой, понервничал, его всего трясло – его инсульт шарахнул».

После личных историй в фильме рассказывается о «культурных мероприятиях» властей, направленных на уничтожение памяти о пребывании Узбекистана в составе Российской империи и СССР: переносе из центра Ташкента монумента узбекской семье, усыновившей в годы войны много сирот разных национальностей, а также памятника участнику Великой Отечественной войны генерал-майору Сабиру Рахимову, переименовании улицы Пушкина, сжигании книг русской и советской классики, закрытии русских школ… И о том, что представители узбекской элиты предпочитают обучать своих детей именно в русских школах, так как там можно получить нормальное образование. Об этих фактах довольно много писали в Интернете, но обычному российскому зрителю они неизвестны и в эфире «России-1» смотрятся очень непривычно. Тем более что российское телевидение в последние годы усиленно создавало из Узбекистана образ дружественного государства.

На следующий день несколько групп женщин попытались вломиться в квартиры Елены Урлаевой, Виктории и Инги Баженовых, Людмилы Кутеповой и Татьяны Довлатовой, угрожая им расправой за то, что дискредитировали образ Узбекистана. На людей, принимавших участие в съемках, и их родственников, власти начали оказывать давление с целью заставить их отказаться от слов, сказанных в фильме. Почтальон, принесший во время съемок фильма пенсию, дал показания о том, что оператор ему не представился, снимал его на камеру скрытно, а Татьяна Довлатова представила его как брата. 28 апреля в доме и во дворе тети Тони был срочно сделан ремонт. В тот же день к ней приехало узбекское телевидение. 5 мая по телеканалам «Ёшлар» («Молодежь») и «Узбекистан» была показана передача «Точка зрения», в которой с опровержениями слов Т. Довлатовой и критикой в ее адрес выступили представители местного Русского культурного центра.

28 апреля на сайте Академии художеств Узбекистана было опубликовано открытое письмо руководству телеканала РТР 26 представителей русской интеллигенции, в котором сюжет о жизни русских в фильме Александра Рогаткина был назван «возмутительным». По мнению авторов письма, участники интервью были выбраны «однобоко и тенденциозно». «Есть очень много достойных представителей русского и русскоязычного населения, – утверждается в письме, – которые прожили в Узбекистане всю жизнь, пользуются большим уважением и авторитетом, которые никогда не поддавались инстинкту стадности и не бежали сломя голову, теряя на своем пути все нажитые блага, не кусали, опомнившись, локти от совершённого». Квинтэссенцией письма стали слова о том, что «Узбекистан и его столица Ташкент всегда были и остаются интернациональными», здесь, как и везде, «есть свои проблемы, но двадцать лет мира и спокойствия дорогого стоят». Маленькая деталь: большинство подписавшихся – преподаватели, то есть люди, полностью зависящие от государства.

3 мая племянница показанной в фильме Антонины Николаевой (тети Тони) Наталья Лебедева подала против Татьяны Довлатовой судебный иск, заявив, что выход сюжета о жизни русских в Узбекистане попрал ее честь и достоинство. Интересно, что сама она в фильме никак не фигурировала, и нанести ей какой-то ущерб он не мог. «Весь показанный сюжет пропитан духом вражды между узбекским и русским народом, – утверждается в заявлении. – Я родилась и всю жизнь прожила в Узбекистане, но такого оскорбления в адрес русскоязычных жителей нашей многонациональной страны еще никогда не испытывала. Ведь ни для кого не секрет, что в Узбекистане нет и никогда не было никаких притеснений русского населения, нет никаких проявлений национализма». В тот же день иск в суд подала и сама Антонина Николаева, заявившая, что Т. Довлатова причинила ей «душевные страдания». 13 мая суд приговорил Т. Довлатову к штрафу в размере 10 млн. сумов (4170 долларов) в пользу Н. Лебедевой и А. Николаевой, обязав принести им извинения. Вскоре Довлатову лишили социального пособия, приговорили к еще одному штрафу по обвинению в мелком хулиганстве, а в конце августа по обвинению в сбыте наркотиков арестовали ее сына Юрия.

Стоит отметить, что и официальные российские оценки положения русских в Узбекистане также далеки от идеальных. Еще в середине 2000-х гг. на думских слушаниях по отношениям России и Узбекистана директор III Департамента стран СНГ МИД РФ Константин Шувалов заявил, что правовое положение соотечественников в Узбекистане «хуже, чем в Киргизии, но лучше, чем в Туркмении». В качестве негативных моментов он отметил сокращение русскоязычного информационного и образовательного пространства, а также тот факт, что из-за языкового барьера они «практически не принимают участие в экономической сфере и управлении страной».

Такая ситуация во многом характерна для всех государств Центральной Азии. Не будучи включены в местные кланово-общинные структуры, русские, формально имеющие равные с остальными права, фактически оказываются на положении неполноправного этнического меньшинства.

От давления со стороны органов государственной власти не спасает даже российское гражданство. Яркий пример – ситуация с отставным полковником Юрием Корепановым, который, уже будучи гражданином РФ, навестил в прошлом году своего живущего в Ташкенте сына, был арестован и приговорен судом к длительному заключению за… измену родине и незаконное пересечение государственной границы. Освободить его удалось лишь в июне этого года после встречи президента РФ Д. Медведева с И. Каримовым. Но, как сообщало информагентство «Фергана», Корепанов до самого начала сентября не мог выехать на родину: в нарушение статьи 475 УПК Узбекистана («Вручение копии приговора осужденному») он приговора на руки не получил, как и справку об освобождении.

По наблюдениям Ассоциации «Права человека в Центральной Азии», власти Узбекистана фактически принуждают людей оставаться гражданами этой страны. Цель – поставить их в условия правовой неопределенности и затем оказывать на них политически мотивированное давление. Имеющаяся в УК статья 223 («Незаконный выезд за границу или незаконный въезд в Республику Узбекистан») создает институциональный правовой механизм дискриминации и преследования национальных меньшинств, в том числе русских. Объектом политических репрессий и вымогательства со стороны спецслужб становятся представители разных национальностей, которые получают гражданство других стран и выезжают туда на постоянное место жительства.

В Узбекистане положение русских осложняется крайне авторитарным политическим режимом и бедностью большинства населения. Из-за административных сложностей выехать из Узбекистана сложнее, чем из других государств Центральной Азии. Поэтому эмиграция русского населения в постсоветский период оказалась не столь массовой. Однако постепенно этот процесс усиливается. В первом полугодии 2011 г. по оттоку людей в Россию Узбекистан вышел на первое место среди стран региона. Это означает, что положение русского населения в республике далеко от рисуемой узбекскими СМИ картины.

 

Версия для печати Версия для печати

один комментарий

  1. Егор
    15 сентября 2011 г. в 12:13

    Ребята, валите с этого Узбекистана! В России тоже не сахар, но хуже не будет, это точно! Что там ловить? Сколько вам там осталось до прихода ваххабита? Досидитесь там! Придут, как в Таджикистане выкинут из квартиры и из дома, а то вообще завалят!
    Подумайте о своих детях! В Узбекистане лучше не будет, а в России – может быть!

Отправить комментарий

Ваш email адрес никогда не будет передан третьим лицам. Необходимые поля отмечены знаком *

*
*