«Мягкая сила» США в Центральной Азии в ущерб евразийской интеграции

post thumbnail

В конце мая появилась информация о том, что офис офицера связи НАТО в Центральной Азии будет перебазирован из Астаны в Ташкент. Этот шаг может окончательно закрепить смену акцентов в региональной политике США, которые все больше ориентируются на сотрудничество с Узбекистаном, одновременно стремясь вовлечь в свои региональные проекты и другие государства Центральной Азии.

Новый офис планируется открыть в Ташкенте в июне-июле этого года. Его задачей будет не только координация двухстороннего военного сотрудничества альянса с Казахстаном, Кыргызстаном, Таджикистаном, Туркменистаном и Узбекистаном, но и поддержка инициатив в области публичной дипломатии и действий международных игроков в регионе. Офис будет иметь статус дипломатической миссии, а возглавит его, по данным «Интерфакса», гражданин одной из стран-членов НАТО, в помощь которому будет предоставлен небольшой штат сотрудников.

Очевидно, что, несмотря на предстоящий в 2014 г. вывод войск США и НАТО из Афганистана, уходить из региона американцы не собираются. Потенциал «мягкой силы», а также связанных с нею элементов экономического сотрудничества и взаимодействия в области безопасности после сокращения военного присутствия может быть задействован более активно.

Перенос офиса офицера связи НАТО в Ташкент – шаг, логически вытекающей из всей предыдущей линии Узбекистана по свертыванию отношений с Россией и патронируемыми ею межгосударственными объединениями и развитию сотрудничества с США и НАТО. Поиски путей восстановления отношений с Западом, резко ухудшившихся в 2006 г. после подавления восстания в Андижане, Ташкент начал почти сразу после анонсированного им разворота в сторону России и ОДКБ. В ежегодном докладе о борьбе США с терроризмом за 2008 год говорилось о том, что США предприняли ряд шагов для возобновления тесного сотрудничества с Узбекистаном, который представляет интерес своими транспортными возможностями. Летом 2008 г. американцы договорились с Ташкентом о транзите небоевых грузов через аэропорт г. Навои, а в ноябре ЕС снял с Узбекистана большинство санкций. В октябре 2009 г. на встрече глав внешнеполитических ведомств государств ЕС было решено отменить последние санкции, ограничивавшие поставки оружия Ташкенту.

В январе 2011 г. президент Узбекистана Ислам Каримов совершил первый после событий в Андижане визит в Брюссель, где провел переговоры с президентом Еврокомиссии Жозе Мануэлем Баррозу, комиссаром ЕС по энергетике Гюнтером Эттингером и генеральным секретарем НАТО Андерсом Фог Расмуссеном. По итогам визита было подписано два меморандума: о реализации проектов финансового и технического сотрудничества и сотрудничества в сфере энергетики. ЕС пообещал предоставить высокие технологии для реализации приоритетных проектов, развития инфраструктуры, подготовки кадров и расширения научно-технических связей, а также принять участие в модернизации ТЭКа, внедрении энергосберегающих технологий, развитии транспортно-коммуникационных и транзитных коридоров между регионами. В вопросах водопользования Ташкент также заручился поддержкой Евросоюза, заявившего, что государства Центральной Азии должны придерживаться принципов «справедливого и разумного использования водных ресурсов трансграничных рек».

Дипломатическим успехом Ташкента стало и подписание соглашения об учреждении в Узбекистане Делегации Евросоюза, а также активизация сотрудничества на афганском направлении. Последнее включает не только транзит военных грузов для войск НАТО, но и сотрудничество в рамках Индивидуальной программы партнерства и Процесса планирования и анализа принятых решений – специальных программ, разработанных НАТО для стран, которые не являются членами альянса, но представляют для него значительный интерес.

Узбекистан присоединился к программе НАТО «Партнерство ради мира» 13 июля 1994 года. С 1996 года Узбекистан взаимодействует с НАТО в рамках ежегодно разрабатываемых индивидуальных программ партнерства (ИПП) по основным приоритетным направлениям: обучение военных кадров, подготовка батальона миротворческих сил. Кроме того, Узбекистан участвует в работе отдельных комитетов НАТО в формате СЕАП, включая заседания СЕАП на уровне послов, Политического комитета, Военно-политического руководящего комитета и Комитета по науке.

В последние годы дипломатическая активность США и ЕС в Узбекистане резко возросла. В Ташкенте побывали специальный представитель генерального секретаря НАТО по странам Кавказа и Центральной Азии Дж. Аппатурай, делегация госдепартамента США во главе с координатором программы «Инициатива по борьбе с ядерной контрабандой» (NSOI) Майклом Стаффордом, спецпредставитель США по Афганистану и Пакистану Марк Гроссман, заместитель помощника госсекретаря США по делам Южной и Центральной Азии Сьюзан Эллиот, заместитель советника президента США по национальной безопасности Денис Макдона, временный поверенный в делах США Дуан Бутчер, директор управления Восточной Европы и Центральной Азии внешнеполитического ведомства Великобритании Лори Бристоу, а также новый посол США в Узбекистане Джордж Крол. За два последних года американские и британские дипломаты провели в Узбекистане 11 встреч на уровне Министерства иностранных дел и/или президента.

Как результат, в июне прошлого года Узбекистан заявил о планах выхода из ОДКБ, а в декабре Совет коллективной безопасности ОДКБ удовлетворил его заявление о выходе.

Параллельно с военными и политическими отношениями США развивают с Узбекистаном и отношения экономические. В августе 2011 г. в Ташкентской области было открыто совместное предприятие General Motors и «Узбекавтопрома» по производству малолитражных автомобильных двигателей. Завод General Motors Powertrain Uzbekistan стоимостью 520 млн. долл. был построен за три года. Продукция предприятия – двигатели General Motors объемом 1,2 л и 1,5 литра. К 2013 г. завод должен ежегодно производить 360 тыс. двигателей. Их потребителями будут автомобилестроительные предприятия Узбекистана и различные зарубежные производства, входящие в холдинг General Motors.

При этом в российско-узбекистанских отношениях последнего времени есть прямо противоположный пример. В прошлом году из республики была вынуждена уйти компания МТС, абонентами которой была треть всех жителей страны.

Тезис о ключевом положении Узбекистана в Центральной Азии сформулировал еще З. Бжезинский, который отмечал его выгодное, центральное геополитическое положение в регионе, высокую численность населения и настроения национальной элиты, негативно относившейся к любым формам зависимости от Москвы. Судя по всему, геополитические концепции З. Бжезинского до сих пор служат для американских дипломатов практическим руководством к действию. Так, выступая в начале 2011 г. с речью в Институте государственной политики имени Дж. Бейкера III при университете Хьюстона, штат Техас, заместитель госсекретаря США по делам Южной и Центральной Азии Роберт Блейк говорил о Центральной Азии как о жизненно важном для США регионе, который, имея границы с Афганистаном, Китаем, Россией и Ираном, должен быть взят под контроль Соединенными Штатами. Центральное же положение в этом регионе, как отмечал З. Бжезинский в «Великой шахматной доске», играет Узбекистан.

Инструменты внешней политики США в регионе отнюдь не всегда напоминают о классических приемах «мягкой силы». Тем не менее они позволяют американцам упрочить свои позиции в регионе, создав базу для долгосрочного присутствия не его территории. В соответствии с одним из планов страны Центральной Азии должны были играть роль «запасного аэродрома» на случай обострения обстановки в Узбекистане в сентябре 2009 г. Пентагон заявил о намерении разместить на территории всех пяти государств Центральной Азии мобильные группы американского спецназа, предназначенные для охраны Северной сети поставок для войск НАТО в Афганистане. Под видом охраны транспортной сети американцы тем самым могли получить пункты военного базирования, которые возможно использовать для разведывательных целей, проведения спецопераций и решения других военных задач.

В августе 2010 г. США заявили о планах по возведению военных объектов на территории всех пяти государств Центральной Азии. Фонд по борьбе с наркотиками Центрального командования США сообщил о намерении выделить свыше 40 млн. долларов на создание военно-тренировочных центров в Оше (Кыргызстан) и Каратоге (Таджикистан), кинологического центра и вертолетного ангара под Алматы (Казахстан), а также обустройство пограничных КПП в Узбекистане, Туркменистане и Кыргызстане. Расположение некоторых из этих объектов весьма примечательно. Туркменский КПП «Серахс», например, находится на границе с Ираном, а киргизский КПП – в стратегически важной части Ферганской долины под Баткеном. Переговоры между Бишкеком и Вашингтоном о строительстве в Баткенской области учебно-тренировочного центра велись с августа 2008 г. Эта идея была заморожена на некоторое время после падения в апреле 2010 г. режима К. Бакиева, но затем её реанимировали. Баткенская область занимает выгодное географическое положение в южной части Ферганской долины и, находясь на границе с Таджикистаном и Узбекистаном, является ключом к одному из важнейших районов Центральной Азии.

Такого рода действия Вашингтона заставляют вспомнить угрозы, прозвучавшие из уст недавнего госсекретаря США Х. Клинтон о том, что ее страна будет всеми силами препятствовать попыткам Москвы развивать на просторах Центральной Азии процессы интеграции бывших советских республик.

Открытие офиса НАТО в Ташкенте – далеко не последний шаг в процессе укрепления позиций США в Узбекистане. В обозримом будущем можно ожидать новые примеры использования американцами инструментария «мягкой силы», безусловно угрожающего перспективам реинтеграции на постсоветском пространстве.

_____________

Фото – http://www.regnum.ru/news/polit/1405518.html

Версия для печати Версия для печати

Отправить комментарий

Ваш email адрес никогда не будет передан третьим лицам. Необходимые поля отмечены знаком *

*
*

cheap new balance 574 spyder ski jackets new era 2012 nfl hats mulberry bag new era 901 hats spyder jacket spyder womens jacket new balance 574 women blank new era baseball hats arcteryx outlet