Тяга к регионализму способна взорвать Ферганскую долину

post thumbnail

В Киргизии центральная власть теряет контроль над регионами. Децентрализация и сепаратизм становятся основными угрозами для государственности. Это – реакция доморощенной оппозиции и Запада, которых не устраивает относительно пророссийская внешняя политика киргизских властей.

Семь областей Киргизии условно подразделяются на четыре северных и три южных. Точно так же делятся кланы и роды, делегирующие своих представителей в президенты.

Нынешний глава государства Алмазбек Атамбаев – «северянин». Во внешней политике он ориентируется в основном на Россию. И это, естественно, стало одной из основ для критики со стороны оппозиции. Следует также сказать, что после очередного государственного переворота в 2010 г. по настоянию Запада была принята Конституция, которая провозгласила президентско-парламентскую республику. Глава правительства во многом уравнялся в правах с главой государства. Это ослабило вертикаль власти. Первый из назначенных после принятия новой Конституции премьер-министров все время был в оппозиции к президенту. Лишь по истечении почти года А. Атамбаеву удалось провести через парламент на пост премьера кандидатуру Жанторо Сатыбалдиева, который с президентом не ссорится.

Ничейная полоса

…В южных областных центрах Оше и Джалал-Абаде 22 июня гремели салюты. Но они никак не были связаны с годовщиной начала Великой Отечественной войны. Так отмечалось освобождение трех оппозиционных парламентариев, обвиненных в попытке свержения власти. Фейерверкам предшествовали концерты киргизских поп-звезд на стадионах и других открытых площадках, народные гулянья сторонников освобожденных из заключения нардепов.

Фактически отмечалась победа оппозиции в регионе над центральной властью. Вслед за южной столицей, где властвует «неснимаемый» мэр Мелис Мырзакматов, Бишкек потерял нити управления и в Джалал-Абадской области. Митинги и попытки захвата зданий областной администрации и областного управления госбезопасности показали, что региональные органы власти в лице полномочного представителя правительства, правоохранительных органов перестали контролировать ситуацию. Любое недовольство противников режима на местах выплескивается не только в виде пикетов и митингов, но насильственных действий. В ответ на действия центральной власти, не понравившиеся оппозиции, тут же могут вспыхнуть бунты, чего так опасаются в столице.

Таким образом, два южных региона из трех, если учитывать южную столицу как ключевой пункт в Ошской области, фактически вышли из-под контроля президента и правительства. Теперь борьба постепенно разворачивается за Баткенскую область. Пока этот регион находится в подвешенном состоянии. Вокруг него много суеты, которая к осени может трансформироваться в реальные действия противоборствующих сторон.

Депутат парламента Назарали Арипов озвучил в парламенте идею расформирования Баткенской области. Он мотивировал свое предложение тем, что управление регионом затруднено из-за отдаленности, хотя этот фактор ключевым никак назвать нельзя. На границе области с Узбекистаном и Таджикистаном участились конфликты с соседями, а это, по мнению депутата, говорит о необходимости переподчинения некоторых районов области непосредственно центру, а остальных – двум соседним областям.

Одновременно неправительственная организация – коалиция «За демократию и гражданское общество» выступила за дальнейшую децентрализацию власти через увеличение полномочий местных органов. В НПО мотивировали свое предложение тем, что конфликтность в регионах вызвана «чрезмерной концентрацией власти в центре и отсутствием реальных программ и шагов в области местного самоуправления, постоянное принижение роли МСУ в Кыргызстане привело к плачевным результатам».

«Орган местного самоуправления, учитывая его особый правовой статус, может стать примером добросовестного управления и сотрудничества с населением в решении проблем местного значения для всех государственных органов, если государство уделит необходимое внимание его развитию и продвижению», – считают в коалиции.

Делить или усилить?

Предложение депутата Н. Арипова рассматривает специально созданная парламентская комиссия. В начале июля ее глава Жусупали Исаев, представляющий партию власти СДПК, заявил, что Баткенскую область нельзя расформировывать. Он аргументировал свой вывод изучением ситуации на месте и мнениями жителей области, которые, как он утверждает, выступают за сохранение существующего административно-территориального деления.

При обсуждении вопроса об упразднении области депутат Ташболот Балтабаев предложил не расформировывать ее, но наделить представителя правительства в регионе дополнительными управленческими возможностями. В свою очередь, глава комиссии Ж. Исаев предложил дать ему полномочия члена правительства, то есть приравнять его к министру.

Еще в конце июня правительство выступило за возвращение института губернаторства, которых как раз и заменили полпреды правительства. Вице-премьер Тайырбек Сарпашев заявил, что необходимо вернуться к прежней системе руководства регионами и внести изменения в законы «О местной государственной администрации», «О местном самоуправлении» и некоторые другие профильные и смежные законы. По утверждению вице-премьера, они направлены на усиление местных органов власти в рамках централизованного государства.

Регионализм может вызвать сепаратистский «эффект домино»

Стоит отметить, что предложения депутата Н. Арипова и коалиции «За демократию и гражданское общество» о децентрализации власти могут привести к ослаблению роли президента и правительства в управлении государством. Фактически их функции будут ограничены представительством страны за рубежом и формированием бюджета. Многие решения Центра, непонравившиеся на местах, могут быть легко заблокированы или же попросту не выполняться. Усиление сельских, поселковых, районных властей по принципу, который предлагают оппозиционные депутаты и представители гражданского общества, может привести к созданию карликовых автономий, не подчиняющихся Бишкеку.

Если говорить о внешней политике страны, то слабый президент и правительство буду вынуждены считаться с прозападной и прокитайской оппозицией и фактически исполнять их волю. Тут о соблюдении национальных интересов при всем желании говорить будет трудно.

Вдобавок, учитывая, что противостояние кланов и родов по принципу север–юг в Киргизии зачастую перерастает в «революции», децентрализация власти ведет фактически к развалу государства. Тем более что центробежные силы есть не только на юге.

Беспорядки, организованные оппозицией в Джеты-Огузском районе Иссык-Кульской (то есть северной) области с требованием национализировать канадскую горнодобывающую компанию, показали, что, как и в Джалал-Абаде, региональные органы власти панически боятся любых «народных» выступлений, демонстрируют нерешительность и не в состоянии поддерживать правопорядок.

Укрепление именно центральной оси управления государством является на нынешнем этапе главной задачей Бишкека. При ее выполнении  глава государства сталкивается с рядом ограничений. Согласно Конституции 2010 г. президент передал премьер-министру некоторые полномочия, в том числе право назначать руководителей регионов. То есть уже тогда под территориальную целостность страны была заложена мина под названием «децентрализация».

Ситуация усугубляется тем, что «мятежные» области частью своей территории расположены в Ферганской долине, то есть местечковая вольница на юге Киргизии может обернуться неприятностями и для соседних Таджикистана и Узбекистана. Неслучайно в СМИ появились прогнозы относительно возможности создания т.н. Ферганской республики с включением в нее части территории этих трех стран-соседей[1].

По мнению Марса Сариева, руководителя аналитического центра «Полис-Азия», децентрализация власти может стать убийственной для Киргизии. «Усиление власти на местах означает усиление регионализма, что приведет к ослаблению государства, – считает эксперт. – Северный Кыргызстан превратится в аппендикс Казахстана, южные регионы постепенно перейдут под контроль Узбекистана и Таджикистана. Например, узбекские анклавы в Баткенской области уже являются бомбой замедленного действия, как и районы с плотным заселением таджиков. Кыргызский регионализм может вызвать сепаратистский «эффект домино» и в соседних республиках, там тоже есть свои фантомы. Плюс надо учитывать и религиозный фактор, деятельность экстремистских групп».

«Очень интересную» позицию занимают в этом вопросе некоторые НПО. «Они весьма плотно занимаются Баткенской областью, вплоть до уровня аилов (сёл), туда брошены большие средства. Недаром они ратуют за усиление местной власти, они форматируют ее под западные стандарты, но знают нашу специфику в виде наличия до сих пор существующих родоплеменных отношений, тяги к сепаратизму. Это может взорвать всю Ферганскую долину», – полагает М. Сариев.

В последнее время политологи все чаще говорят о возможном переносе арабского варианта «революций» в Ферганскую долину. Такое развитие событий противоречит интересам как самой Киргизии, так и Узбекистана и Таджикистана. Что касается России, то подобный сценарий способен серьезно подорвать ее усилия по интенсификации в регионе интеграционных проектов.

____________

Фото – http://www.fergananews.com/news.php?id=14486&mode=snews

Версия для печати Версия для печати

Отправить комментарий

Ваш email адрес никогда не будет передан третьим лицам. Необходимые поля отмечены знаком *

*
*