Первое ратное поле России в гостях у Третьего

post thumbnail

В конце августа в Белгородском государственном литературном музее открылась выставка «Задонщина» — из фондов Государственного военно-исторического и природного музея-заповедника «Куликово поле». Белгородцы радушно встретили экспозицию, любезно предоставленную и организованную «куликовцами»; к ней в течение двух месяцев будут приходить школьники и студенты, а также любители отечественной истории.

Симптоматично, что выставка задумана и реализована в год 70-летия Курской битвы, прошедшей с 5 июля по 23 августа 1943 г. и ознаменовавшейся освобождением Орла, Белгорода и Харькова, ставшей завершением коренного перелома в Великой Отечественной войне. Экспозиция в самом деле является своеобразным мостом между веками и пространствами: на землю Третьего ратного поля России пришел фото-, предметный и литературный рассказ о самом исследованном и в то же время весьма загадочном событии средневековой истории — Куликовской битве.

При открытии выставки прозвучала музыкальная композиция «Три поля России» (стихи В. Молчанова, муз. Н. Бирюкова) в исполнении Николая Бирюкова. Был показан документальный фильм о Куликовской битве, подготовленный сотрудниками музея-заповедника «Куликово поле». Прозвучал также фрагмент древней повести «Задонщина». Слово благодарности музейщикам-«куликовцам» произнесла на вернисаже директор Белгородского государственного литературного музея Инна Климова.

Присутствовавший на открытии выставки поэт Владимир Молчанов, глава Белгородской писательской организации Союза писателей России, прочитал поэму «Поле русской славы», посвященную знаменитому Прохоровскому полю, на котором 12 июля 1943 г., в день апостолов Петра и Павла, состоялось самое крупное в истории танковое сражение, писал с 1971 по 2000 год, 29 лет! Позже была исполнена одноименная оратория, часть из которой на вернисаже в литмузее вдохновенно исполнил автор музыки Николай Бирюков. Рефреном-припевом в ней проходят такие слова:

Три поля России, три поля России,
Как русские гордость, отвага и честь.
Три поля России, три поля России,
Никто нам не страшен, пока они есть.

Близ Прохоровского поля три года назад Патриарх Московский и всея Руси Кирилл освящал музей «Третье ратное поле России». На мемориале «Звонница» (скульптор В. Клыков) под Прохоровкой, как поклон трем великим русским ратным полям, стоят памятники полководцам этих трех полей — Куликова, Бородинского, Прохоровского — святому благоверному великому князю Димитрию Донскому, фельдмаршалу армии Российской империи светлейшему князю М. И. Голенищеву-Кутузову-Смоленскому, Маршалу Советского Союза Г. К. Жукову.

Рассказывает М. А. Воронцова

Заведующая экспозиционным отделом музея-заповедника «Куликово поле» М. А. Воронцова пояснила: «Эта выставка — рассказ о великом сражении языком современного фотоискусства. Яркие пейзажи-знаки и пейзажи-символы, дополненные словами из летописных источников, настраивают зрителя на личностное восприятие исторического сражения. А научные реконструкции вооружения русских и золотоордынских воинов и другие реликвии рассказывают о традициях и взаимоотношениях двух противоборствующих государств — Руси и Золотой Орды, об исследователях Куликовской битвы, о находках на месте сражения, об изучении и восстановлении исторического ландшафта Куликова поля — Первого ратного поля России».

Начальник управления культуры Белгородской области С. И. Курганский в своем кратком выступлении привел слова философа И. Ильина: «Тот, кто говорит о родине, разумеет (сознательно или бессознательно) духовное единство своего народа. Это есть единство, возникшее из инстинктивного подобия, общения и взаимодействия людей в их обращении к Богу, к данной от Бога внешней природе и друг к другу. Это единство вырабатывается исторически…» И рассказал, что в областной администрации разработана программа, согласно которой все школьники за годы учебы побывают во всех музеях города по несколько раз, приобщаясь к духовным, культурным историческим ценностям своей земли.

Фрагменты экспозиции в Литературном музее

Следует сказать, что музей-заповедник «Куликово поле» — это один из крупнейших музеев, созданный на месте исторического сражения еще в 1960-х. А первые памятные знаки о битве на легендарной земле появились в конце XVII в. Тогда на месте братских могил русских воинов был поставлен деревянный храм в честь Рождества Пресвятой Богородицы, которым отмечен день знаменательной битвы. Сегодня этот храм — каменный. Первые торжества, посвященные годовщине битвы, состоялись в 1850 г., когда на Красном холме был установлен памятник Дмитрию Донскому.

Если говорить о литературном источнике, давшем прямую тематическую экспозиционную привязку, так сказать, к сфере деятельности Белгородского литературного музея, то есть о «Задонщине», то это самая ранняя из сохранившихся воинских повестей, посвященных Куликовской битве. Она представляет собой страстный лирический рассказ о мужестве и воинской доблести русских воинов. В ней особо отмечается, что слава русской победы разнеслась по разным странам. Повесть «Задонщина» наполнена знаками и символами, понятными средневековому читателю, но загадочными для большинства наших современников. Поэтому выставка посредством фотоискусства в сочетании с отрывками из повести открывает глубинные смыслы содержания произведения.

В самом деле, разве оставят русского человека равнодушными цитаты «Задонщины», крупно выписанные на больших листах: «Дон река три дня кровию текла», «зане же травы кровию пролита бысть и древеса тугою к земли приклонишася», «царь Мамай пришел на Рускую землю и оттоля Руская земля сидит невесела» или вот чуть ли даже не из области, увы, актуальной политики: «быти стуку и грому велику межю Доном и Нъпром».

***

С кем же сразился меж реками Дон и Непрядва московский князь Дмитрий Иванович, даже получивший потом в народе прозвище «Донской»? Отчего эта битва отозвалась столь гулким эхом в русской истории?

Бились русские воины с войсками темника Мамая и его марионеточного хана Тюляка (Тулунбека). А термин «Куликовская битва» был впервые применен русским историком Н. М. Карамзиным. Странно, но первые летописные повести о сражении, созданные практически сразу после сражения, очень мало рассказывают о событии. А литературные произведения XVI-XVII вв. — «Задонщина», «Сказание о Мамаевом побоище» — изобилуют различными, даже фантастическими подробностями. Ни одно событие средневековой истории России не нашло столь широкого отражения в летописях, литературе, изобразительном искусстве, как битва на Дону.

О нашествии Мамая в Москве стало известно в конце июля — начале августа 1380 г. Князь Дмитрий Иванович на военном совете с московскими боярами и своим двоюродным братом Владимиром Андреевичем Серпуховским решил собирать полки Московского княжества и союзных князей. Сбор войска воспоследовал в Коломне 15 августа, а 20 августа оно выступило вверх по левому берегу Оки до устья Лопасни.

Отрадно привести перечень отрядов и полков, представлявших города и волости великого княжения Москвы, Коломны, Звенигорода, Можайска, Серпухова, Боровска, Дмитрова, Переяславля, Владимира, Юрьева, Костромы, Углича, княжества Белозерского, Ярославского, Ростовского, Стародубского, Моложского, Кашинского, Вяземско-Дорогобужского, Тарусско-Оболенского, Новосильского, Муромского, Елецкого, Мещерского, Пскова и Новгорода Великого; в общем строю шла также дружина служилого московского князя Романа Михайловича Брянского.

Три великих княжества Северо-Восточной Руси участия в битве, увы, не принимали. На Куликовскую рать не пришли полки княжества Нижегородского, на тот момент обескровленного набегами ордынцев. Не лишним для нашего нынешнего вразумления будет вспомнить, что не пошли на союзную битву и полки князя Михаила Тверского, выжидавшего исхода этого столкновения. Свои резоны нашлись и у князя Олега Рязанского, который проявит себя после битвы. Есть чего устыдиться потомкам.

26-27 августа наше войско, переправившись через Оку, двинулось вдоль пограничья рязанских земель на юг, где в местечке Березуй в ряды нашего воинства влились, в отличие от рязанцев, дружины литовских князей Дмитрия и Андрея Ольгердовичей.

***

Дон русские полки форсировали в ночь с 7 на 8 сентября, и, как свидетельствуют источники, туманным утром 8-го (21-го по нов.ст.) числа, в субботу, в день двунадесятого праздника — Рождества Пресвятой Богородицы, развернулись в боевой порядок, лицом на юг.

Сражение длилось три часа — с 6-го по 9-й час по древнерусскому временному отсчету; если переложить на наш стиль (что удалось сделать довольно точно) — с 10 часов 35 минут до 13 часов 35 минут. Началось оно со знаменитого поединка русского инока Александра Пересвета с татарином Челубеем (Темир-беем). Оба поединщика погибли. Помним, что сам преподобный Сергий Радонежский, настоятель Троицкой обители, духовный окормитель Руси, даровавший нам учение о Святой Троице, благословил князя Дмитрия на битву, отправив с ним на Дон двух своих иноков, в недавнем прошлом русских бояр, профессиональных воинов — Александра Пересвета и Андрея (в миру Родиона) Ослябю. Есть версия, что и Ослябя пал в Куликовской битве. Оба воина причислены нашей Церковью к Лику святых. Тело Пересвета вместе с телом Осляби погребено в храме Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове в Москве.

Передовой полк в течение первого часа практически полностью погиб, но ценой этой жертвы ослабил напор татарских войск. Затем около двух часов главные русские силы сдерживали непрерывные атаки вражеской конницы на узком пространстве, образно описанном впоследствии литераторами: «…от великой тесноты задыхахуся, яко немощно бе вместитися на поле Куликовом…» И примерно к полудню (по нашему времени), как сказано, «начаша одолевать погани». Князь Дмитрий Иванович был ранен. Обязательно скажем о геройском подвиге Боровского боярина Михаила Андреевича Бренка, который перед сражением поменялся доспехами и конем с князем Дмитрием и пал в этой битве.

В критический момент в бой вступил Засадный полк, стратегически расчетливо расположенный в засаде в дубраве — неподалеку от полка Левой руки. Засадным полком сокомандовали князь Владимир Серпуховской и воевода Боброк Волынец. В прозвище последнего угадываем происхождение воина — он был с Волыни. Этот факт тоже дает нам урок единства.

Среди ордынцев началась паника, бегство. Бежал, бросив стан с имуществом и стадами, и сам Мамай, как только увидел атаку русского Засадного полка. Преследование ордынцев, длившееся до темноты, возглавил Владимир Серпуховской. В общем итоге мамайцы потеряли 8/9 своего войска.

Князя Дмитрия нашли беспамятным под сломанной березой. Несколько дней русские воины хоронили павших товарищей, собирали трофеи — оружие всегда, а в те времена особенно, стоило весьма дорого.

14 сентября русское войско двинулось на Коломну. Симптоматично и непостижимо: во время движения отдельные отряды войск Дмитрия подверглись нападениям со стороны рязанцев! И еще: когда обозы, в которых повезли домой раненых, отстали от главного войска, подразделения литовского князя Ягайло добивали наших беззащитных раненых.

***

А 1 октября москвичи встречали героев битвы.

«Считаитеся, братие, колких воевод нет, колько молодых людей нет», — говорит «Задонщина». Известны списки павших ратных людей высокого рода — от каждого полка всех русских земель. И сегодня навернутся слезы у русского человека, читающего эти списки.

В народной памяти Мамаево побоище, окрашенное в трагические тона из-за гибели многих русских воинов, осталось символом великой победы.

Неувядающая проблематика: оценивая события той эпохи, историк С. М. Соловьев писал, что Куликовская битва была «знаком торжества Европы над Азиею», носила характер их «отчаянного столкновения … долженствовавшего решить великий в истории человечества вопрос — которой из этих частей света восторжествовать над другою».

Заместитель директора Белгородского литмузея по научно-исследовательской и экспозиционной работе Наталья Крисанова на вернисаже напомнила собравшимся, что Куликовская битва хоть и не стала окончательной победой Московского княжества над Золотой Ордой, однако возвестила русским начало конца ордынского ига. Был разрушен миф о непобедимости золотоордынского войска, был дан мощный толчок национальному самосознанию и созиданию общерусской государственности с центром в Москве.

***

Красота подвига, яркость доблести и величие жертвы наших воинов остаются с нами в веках, сияют нам. Спасибо доброхотам, не дающим нам забывать о великой и родной русской истории и соединяющим эти великие духовные и героические пласты — Куликова и Прохоровского полей.

_____________

Фото — Александра Жихова и автора.

0
Версия для печати Версия для печати

10 комментариев

  1. Нельзя строить систему Патриотического воспитания на мифах. Это всегда плохо заканчивалось.

  2. Анатолий П.
    19 сентября 2013 г. в 15:57

    Замечательная придумка: Первое поле у Третьего. Мощный образ. Молодцы неравнодушные музейщики! Молодцы куликовцы, молодцы белгородцы. Молодцы все, кто помнит русскую историю, любит Россию.

  3. Игнат
    19 сентября 2013 г. в 16:02

    Товарищ Гробер, это вы о чем? Вам не нравятся русские мифы и наша история? Так никто ж не насилует.

  4. г.Игнат, вы внимательнее прочитайте мой комментарий.
    В нашей истории масса примеров на которых можно и нужно строить патриотическое воспитание. «Куликово поле» о котором говорится, никакого отношения к истории не имеет. Обычное действо чинуши, который решил устроить у себя «историческое место» для проведения мероприятий. Не важно, что это совершил чиновник, живший век назад, важно, что сейчас невежды вторят ему. Им так проще жить, не надо ничего делать дополнительно, все уже есть.

  5. Игнат
    19 сентября 2013 г. в 20:25

    Кто это так решил, что «не имеет», товарищ Гробер? Чушь какая! Есть мнения экспертов, которые высказываются совсем не так, как товарищ Гробер. Кто это вам сказал, что вы — безапелляционная истина в последней инстанции? Может, ваша фамилия не Гробер, а Фоменко?

  6. г.Игнат, археологические изыскания и простая логика говорят об этом, летописи Православных монахов это подтверждают, Мамай был Православным святым. Неудобно как то получается.

  7. Ирина Ушакова
    19 сентября 2013 г. в 23:57

    Спасибо автору статьи, не дающему нам «забывать о великой и родной русской истории»! А белгородцы — молодцы! Так бы во всех регионах радели о сохранении отечественной истории!

  8. В.В.Чайкина
    20 сентября 2013 г. в 08:16

    Благодарю А.Пожарского за хороший материал! Мы должны чтить героическое прошлое России, ибо «уважение к минувшему — вот черта, отличающая образованность от дикости». Вот бы одну из памятных дат этих великих битв на ратных полях России и сделать «Днём защитника Отечества», а не самый позорный день русской военной истории 23 февраля!

  9. Воронцова Мария
    20 сентября 2013 г. в 18:58

    Господин Гробер, археологические изыскания и исторические источники как раз говорят о том, что «кабинетная» теория Фоменко бред и миф. Каждый год на поле находят 3-4 предмета, связанных с битвой (стрелы, пластины доспехов), что сопоставимо с находками с других полей сражений (Грюнвальд, Босворд, Таунтон)http://www.kulpole.ru/news/1757/

  10. Госпожа Воронцова, я не читал Фоменко. Этот вопрос меня заинтересовал еще в 70х, ничего не связывалось на местности, которая, кстати мало изменилась. Доспехами не разбрасывались в то время, так, что найти оружие и доспехи можно только в могиле воина или в старом русле ручья или реки.
    У нас масса примеров, которыми можно и должно гордиться, зачем же поднимать из истории то, что вызывает слишком много вопросов? Я понимаю, что чем дальше в лес…, то есть в глубь веков, тем легче все повернуть в пустую говорильню. Недавнее славное прошлое практически забыто, Великая Отечественная уже мало кому известна, а о чествовании оставшихся в живых героях и вовсе говорить не хочется, раз в году и то некоторых.
    Патриотическое воспитание должно основываться на примерах, которые не вызывают сомнения и без лживого повествования. Нельзя оскорблять память о положивших свои жизни на алтарь Отечества. У них жизнь была тоже единственная, были родные и близкие, которые им были дороги, а по ним ложью, ну пусть не ложью, а полуправдой. Каково это?

Отправить комментарий

Ваш email адрес никогда не будет передан третьим лицам. Необходимые поля отмечены знаком *

*
*