Подъем русской культуры начнем с зарубежья

post thumbnail

 «Что-то подсказывает мне, подъем культуры начнется в России не изнутри, а извне, из-за рубежа» – такую неожиданную мысль несколько лет назад высказал мне в интервью один очень известный и уважаемый в стране россиянин. Мы говорили о неблагополучном состоянии культуры по обе стороны границы, и его предположение удивило меня, поскольку русская культура в зарубежье обычно считается лишь осколками некогда единого целого.

 Но жизнь – хитрая штука. В прошлом году российский МИД провозгласил поддержку культуры главным направлением в работе с соотечественниками за рубежом и столкнулся с необходимостью распространить эту деятельность по всему миру. В то же время в самой России происходят парадоксальные события. Следующий год объявлен в стране Годом культуры. Вместе с тем, как сказали с трибуны недавней Всемирной конференции российских соотечественников, финансирование культуры в стране уменьшилось.

 Российский МИД признал культуру приоритетом в работе с соотечественниками с пониманием того, что никакая другая тема – будь это права человека или бизнес – сегодня не притягивает людей к России так крепко и массово, как это делает общность культурных корней. И даже образование, которое соотечественники обсуждают на всех конференциях, организуемых российской стороной, выступает в данном случае как подготовительная область для сохранения культурной традиции. Магнит культуры настолько силен, что в этой сфере во все времена подвижничество было весьма распространенным явлением, и сейчас люди в разных странах бескорыстно, а очень часто и за счет собственных средств работают для сохранения всего того, что их связывает с духовной Родиной.

 Сегодня, похоже, в России нет единой межведомственной концепции сохранения культуры за рубежом. Этот вывод можно было сделать после выступления на конференции соотечественников заместителя министра культуры А.Ю. Маниловой. Поддержка русского зарубежья, по сути, свелась ею к раздаче бесплатных билетов на гастрольные выступления российских артистов, никаких других форм взаимодействия с соотечественниками она не предложила.

 Поэтому Министерству иностранных дел, оказавшемуся со своей задачей, что называется, один на один, приходится рулить самостоятельно. И это, видимо, к счастью. Создалось ощущение, что на конференции зарубежье было услышано. Это выразилось уже на этапе подготовки к московской встрече, когда всех делегатов МИД попросил предложить тематику секций, запросил тезисы выступлений и предложения в итоговую резолюцию. У каждого, кто собирался приехать в Москву, была возможность изложить свое видение проблем. Собранный материал, судя по проектам итоговых документов, был проработан и отражен в резолюции, неотъемлемой частью которой стали очень конкретные рекомендации и решения трех тематических секций.

 Смею предположить, что в результате всей этой работы российский МИД располагает в некотором смысле эксклюзивными наработками, но вопрос в том, сможет ли он воплотить в жизнь те проекты и замыслы, без которых нельзя надеяться на эффективную помощь России в сохранении русской культуры за рубежом. На конференции, правда, чаще говорили о культуре российской, а не русской. И в этот вопрос необходимо внести ясность, поскольку от ответа на него зависит содержание дальнейшей деятельности.

Так российское или русское?

Нужно определиться, о какой культуре все-таки идет речь. Иначе не понятно, что Россия хочет: сохранять русскую культуру или продвигать в зарубежье российскую? С русской культурой все более-менее определенно: это – культура русского народа, в том числе той его части, которая живет в зарубежье. А что такое российская культура? Само словосочетание можно трактовать только как культуру Российской Федерации, т.е. совокупное культурное пространство, образованное культурами разных проживающих в России народов.

Мне понятно стремление государства сформировать российскую идентичность, в том числе и через культуру. Но надо учитывать, что в зарубежье российская культура может присутствовать только в качестве привозного продукта – гастролей российских театров, например, или в форме выставок художников из России, или в качестве Дней российской культуры. В этом случае распространение бесплатных билетов среди российских соотечественников – единственно возможная деятельность российского Министерства культуры.

 Местная же культура в каждой из зарубежных стран, если основой ее служит русский язык, это – русская культура. Если основой культуры является, к примеру, татарский или башкирский языки – это соответственно татарская и башкирская культура. Но в зарубежье нет российской культуры, а есть отдельные сообщества, объединяющие представителей народов, являющихся в России коренными.

 Есть и другое культурное явление, сближающее Россию с русским зарубежьем, – историческая русская культурная традиция на территориях, некогда входивших в состав Российской империи или СССР. Но это не российская традиция, а именно русская. И крайне важно избегать в этом вопросе двусмысленности, иначе понятие местной «российской культуры» вполне может недружественно восприниматься на постсоветском пространстве, где проживают крупные русскоговорящие общины.

 Подчеркну, традиция – корень культуры. Чем он крепче, тем сильнее питает всю систему. Из всех народов России эти корни в нынешнем зарубежье чаще всего представлены русской культурой. Да и выходцев из России, несмотря на национальность, во всем мире считают русскими. Поэтому в данном случае мы определимся – говорить будем о сохранении русской культуры в зарубежье.

Наследие – вопрос номер один

Поддержать, как известно, можно только то, что еще живо и имеется в наличии. Поэтому для начала нужно провести инвентаризацию. Если учесть, что инвентаризировать придется весь мир, работа предстоит немаленькая. Но никуда не деться – иначе откуда узнать, что нуждается в поддержке?

 Идея создания единого реестра памятников, имеющих отношение к истории России, что называется, витала в воздухе и стала одним из первых обсуждавшихся на конференции вопросов. В этом деле уже есть и прецеденты – в Прибалтике, например, с помощью гранта, выделенного фондом «Русский мир», такой реестр уже создан. Институт европейских исследований выпустил в 2010 году «Историю в памятниках архитектуры» прибалтийских русских, охватывающую последние два столетия. По аналогии такую же работу можно провести и в других странах.

 Гораздо сложнее организовать описание культуры нематериальной. Во всем мире эта работа находится в самом разгаре, поскольку соответствующий документ ЮНЕСКО – «Конвенция об охране нематериального культурного наследия» – вступил в силу семь лет назад. В ряде постсоветских стран, ратифицировавших этот документ, нематериальное русское культурное наследие оставлено без внимания. Дело осложняется тем, что экспертное сообщество, компетентное в исследовании русской культуры, за постсоветский период в зарубежье сильно истощилось. Поэтому для описания нематериальной культуры нужна серьезная помощь специалистов из России.

 Вопрос насколько сложный, настолько и важный. Потому что в случае «легализации» этого наследия и введения его в общекультурный оборот русский язык может быть взят в этих странах под охрану как явление культуры. И он уж точно перестанет быть иностранным, ведь исторической культурной традиции на иностранном языке не бывает.

 Под силу ли МИДу решить этот вопрос? Скорее нет, чем да. Но ему под силу поставить его перед профильными ведомствами, перед научным сообществом. И здесь нельзя упускать время. Ведь поддержать гораздо легче, чем реанимировать.

Что такое «поддержать»?

Если имеются в виду памятники материальной культуры, то здесь все более или менее понятно. Их нужно содержать в надлежащем состоянии, ухаживать и вовремя ремонтировать.

 Ну а если речь идет о том, чтобы пелись русские песни, чтобы танцевальное искусство поддерживалось в русле народной традиции, чтобы сохранялись ремесла, чтобы идентичность не была утрачена в художественной среде? Тут раздачей билетов на гастроли не обойдешься.

 Когда мы три года назад восстановили латвийскую довоенную традицию Дней русской культуры, наш сосед – Санкт-Петербург протянул руку помощи. В правительстве сказали так: «Денег не дадим. Но творческий десант пришлем. Скажите только, что вам нужно». Мы поговорили и с писателями, и с художниками, и с музыкантами. Оказалось – больше всего нужны мастер-классы, возможность повысить квалификацию, подучиться. Логика тут простая: если наставники, руководители творческих коллективов сохранят и приумножат свое мастерство, они его передадут следующему поколению. На втором месте по востребованности – смешанный формат выступлений, когда местные русские коллективы участвуют в фестивалях и концертах вместе с российскими. Тут идет и передача опыта, и учеба, и, что немаловажно, оказывается моральная поддержка. Молодежь получает дополнительную мотивацию сохранять свое культурное достояние.

 Значит, нужны совместные концерты, фестивали, праздники. В-третьих, во время гастролей известных коллективов или отдельных исполнителей необходимо проводить встречи с молодежью. Для нее ценна возможность поговорить и даже просто сфотографироваться с мэтрами. Представьте, как будут чувствовать себя мальчишки и девчонки из народного ансамбля рядом с моисеевцами или юные певцы рядом с солистами хора имени Пятницкого!

 Несколько месяцев назад в Ригу приезжал со спектаклем Сергей Безруков. Уж не знаю, каким чудом, но он был в гостях у рижских школьников из гимназии «Максима» и читал стихи вместе с ребятами. Вот такая встреча – она на всю жизнь. Когда-то самые известные из известных, самые любимые из любимых – и Миронов, и Папанов, и Леонов, и Высоцкий бывали в рижских школах на встречах с детьми во время театральных гастролей. Сегодня такая встреча – это чудо из чудес. И спасибо Сергею Безрукову, что он нашел время почитать стихи с ребятами. Если бы это стало не единичным случаем – как облегчилась бы задача российского МИДа!

 Словом, поддержка со стороны России – это совместная работа. Это не то, когда одни выступают, а другие смотрят. А когда вместе строят. Одни работают снаружи, другие – внутри. Но здание в итоге получается общим.

Знамя культуры – подхватим?

Имена многих талантливейших людей, по тем иным причинам работавших вне России, но сникавших славу русской культуре, назывались на конференции. Но чаще других звучало имя Николая Константиновича Рериха – о нем говорили в приветствии Совета Федерации, в выступлениях должностных лиц и приглашенных на форум деятелей культуры.

 Деятельность Н.К. Рериха оказала исключительное влияние на судьбу не только русской, но и всей мировой культуры. Она была настолько яркой, что многие сегодняшние исследователи жизни и творчества этого человека не могут поверить, что можно настолько преданно и бескорыстно служить культуре. Рерих оставил нам так много, что мы не можем пока в должной мере даже оценить это наследство. Но одно очевидно: наш выдающийся соотечественник в одиночку, поддерживаемый лишь небольшой группой единомышленников, смог инициировать первый в истории договор об охране культуры и получить поддержку президента Америки Франклина Рузвельта, а потом – еще двадцати государств. Так было создано международное право в области охраны культуры.

 Поэтому предложение о праздновании в будущем году 140-летия художника, а через год – 80-летия Пакта Рериха было встречено участниками конференции с большим одобрением. У России есть серьезное основание подхватить то знамя культуры, которое несколько десятилетий назад поднял ее знаменитый соотечественник. Соединяя Восток и Запад, он всегда – и в годы самых тяжелых испытаний для России – оставался ей верен. И разве не Россия сегодня несет в мир идею евразийства – соединения опыта восточной и западной цивилизаций? Самое время подумать, какой тонкой тканью будут скреплены эти гигантские пространства.

Насколько крепким окажется плечо МИДа, на которое сможет опереться русское зарубежье в заботе о сохранении культуры, покажет время. Но культурной проблематикой в России занимаются не только на государственном уровне. В стране активны творческие союзы и другие неправительственные организации, деятельность которых вполне может быть созвучна интересам зарубежных соотечественников. Почему бы на следующей конференции не познакомить актив русского зарубежья, например, с Фольклорным союзом России или с Союзом художников? В тесном взаимодействии российских и зарубежных общественных организаций могут возникнуть совместные проекты, с которыми можно было бы обратиться в различные ведомства в России и в органы власти зарубежных стран. Самостоятельно организовать такое сотрудничество из-за рубежа сегодня весьма проблематично, и помощь Министерства иностранных дел могла бы оказаться очень кстати.

__________

Фото – http://www.russianchina.org/news/2010/10/19/2678

Версия для печати Версия для печати

2 комментария

  1. Олег Баев
    14 декабря 2013 г. в 10:25

    А кто это будет делать — балалаечники подымут русскую культуру зарубежья?

  2. Ирина
    18 декабря 2013 г. в 00:35

    От автора: а вы много видели в зарубежье балалаечников? У нас это очень редкое явление и, кстати, очень достойное. Молодого гармониста я вообще знаю одного. Люди, занимающиеся народным творчеством, сохраняют свою идентичность и базовые культурные ценности.Они содержательны, интересны.Их уважают латыши, которые очень ценят народное искусство. Так что не стоит так пренебрегать балалайкой.

Отправить комментарий

Ваш email адрес никогда не будет передан третьим лицам. Необходимые поля отмечены знаком *

*
*

cheap new balance 574 spyder ski jackets new era 2012 nfl hats mulberry bag new era 901 hats spyder jacket spyder womens jacket new balance 574 women blank new era baseball hats arcteryx outlet