Бои на молдавском историческом поле (I)

post thumbnail

7-9 сентября  состоится трехдневный Первосвятительский визит Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла в Молдавию. Он примет участие в торжествах, посвященных 200-летию Кишиневской епархии Русской Православной Церкви. На территории Тираспольско-Дубоссарской епархии 9 сентября объявлено нерабочим днем. Торжества, с одной стороны, позволят вспомнить нашу сложную историю, с другой – в какой-то мере повлиять на «бои на молдавском историческом поле», которые не утихают вот уж более двух десятилетий.

***

Историческая тематика была актуальной в Молдавии всегда, в последние два столетия – особенно, а в последние десятилетия история стала настоящим полем битвы.

Объясняется этот интерес во многом особым географическим положением этого региона Европы, присутствием на его территории многих племен и народов, что обусловливалось тем, что Молдавия была своеобразными воротами известного переселения народов. Поэтому этот край представляет самое настоящее золотое дно для археологов и историков. И еще одна причина порождала повышенный интерес к прошлому страны. Заключалась она в реальных политических интересах, вызванных территориальными претензиями в районах Нижнего Дуная. Не случайно говорилось, что тот, кто владеет устьем Дуная, тот владеет всем Дунаем.

Еще сравнительно недавно довольно острым был бессарабский вопрос, вопрос о спорах за Бессарабию между СССР и Румынией. Бессарабия находилась то в составе старой, царской России, то в составе СССР, то опять попала в состав Румынии в период Второй мировой войны, то снова стала составной частью Советского Союза. Если обратиться к историографии того периода, то можно убедиться, как реальные политические процессы накладывали свой  заметный отпечаток на характер молдавской литературы по истории. В конце 80-х годов ХХ в. ситуация резко обострилась, и объяснялось это теми процессами, которые проявились и в других национальных регионах СССР. В Молдавии заметно усилилось национальное движение, вскоре переросшее в националистическое. Такого бы не случилось, если бы национальные движения в союзных и автономных республиках не получили поддержки в центре, то есть в Москве.

В Москве получила значительную силу та группа в правительственных верхах, которая стояла за политику сбрасывания окраин, а также разрушения социалистического лагеря. Считалось, что таким путем удастся значительно повысить цены на нефть и газ и в результате существенно улучшить уровень жизни населения России. Не будем говорить, что получилось в результате такой политики и вообще кто ее заказал изначально, внутри страны или за ее пределами. Результатом стало заметное, можно сказать небывалое, обострение межнациональных отношений, повлекшее за собой усиленное обращение к исторической аргументации и возрастание числа работ исследовательского характера, а еще больше публицистического по исторической проблематике.

В Молдавии произошел раскол между историками, разделившимися между молдавофилами и румынофилами (румынистами и молдавистами) и имевшими разные трактовки исторического прошлого своей страны. Этот раздел существует и по сей день и отражает разные политические установки. Румынофилы ратуют за присоединение Молдавии к Румынии, молдавофилы являются сторонниками сохранения молдавской государственности. Румынофилы получают  существенную поддержку  со стороны Румынии, а также Запада, молдавофилы поначалу не получали никакой поддержки и  действовали на свой страх и риск.

Лишь в последнее время стала заметна поддержка, оказываемая им со стороны России и Украины. Почему Украины? Одним из распространенных девизов в Румынии является лозунг «Басарабия – пэмынт ромынеск» – «Бессарабия – румынская земля». Как известно, север и юг Бессарабии входит в состав Украины, да к тому же в Румынии раздаются призывы к присоединению и Северной Буковины, также входящей в состав Украины. Украинские политики прекрасно понимают, что уничтожение молдавской государственности повлечет за собой усиление румынских претензий к Украине, и ряд их политиков, например С. Тигипко, прямо высказались за поддержку ситуации статус-кво, то есть сохранения Молдавской Республики.

Позиция России тоже объяснима. Российское правительство выступает за нерушимость границ, министр иностранных дел С. Лавров прямо поддержал территориальную целостность Молдавии. Правительство России прекрасно осознает, что ликвидация Молдавской Республики повлечет за собой дальнейшее продвижение НАТО на Восток и появление натовских баз где-нибудь в районе Кишинева и Бельц. Военно-стратегическое положение России таким образом резко ухудшится.

И сегодня политические реалии накладывают свой отпечаток на работы молдавских историков, четко разделяющихся на упомянутые два направления. Противоречия между ними прослеживаются по многим кардинальным вопросам молдавской истории  (от этногенеза до наших дней) и никакого сглаживания этих противоречий не заметно.

Мы остановимся на нескольких поворотных датах молдавской истории, связанные с событиями 1812, 1918, 1940 и 1944 гг. Особо подчеркнем, что на словах можно заявить о чем угодно, светлое назвать черным, а черное – светлым. Но историческая наука, как никакая другая, требует максимальной взвешенности и осторожности в оценках, ибо борьба ведется главным образом в области оценок. И здесь незаменимым является принцип историзма, требующий показа того, что было накануне, во время и после события.

***

Итак, в чем суть противоречий по 1812 г., когда в силу известного Бухарестского мира  междуречье между Днестром и Прутом вошло в состав России? Румынофилы утверждают, что таким путем Бессарабия была оторвана от матери-родины Румынии и познала лишь царский гнет и унижения. Какова же была действительная картина до русско-турецкой войны 1806-1812 гг., которая предопределила заключение Бухарестского мира? Молдавское княжество к тому времени уже было разделено на несколько кусков, и начало этому разделу было положено еще в 1484 г., когда в результате турецкого нашествия  от него были оторваны Белгород (Аккерман) и Килия, здесь были созданы первые райя – районы, находившиеся под руководством турецких пашей, управлявших по турецким законам.

Затем от Молдавии отрывался один район за другим. В 1538 г. Молдавия теряет район Тигини, ставший называться Бендерами. Здесь создается новая турецкая райя, а южнее ее поселяются ногайцы, подчинявшиеся Крымскому ханству и имевшие своим главным городом Каушаны. Через полстолетия Молдавия теряет Смил, получивший название Измаил, а в 1621 г. – Рени. Таким образом, Молдавское княжество было полностью оторвано от Черного моря  и почти полностью от Дуная, сохранив лишь один придунайский порт – Галац. Поселившееся здесь мусульманское население представляло непосредственную угрозу Молдавии, совершая многочисленные крупные или мелкие набеги, прежде всего на ближайшие районы княжества.

После Прутского похода 1711 г. создается Хотинская райя, а после 1774 г. северная часть Молдавии под названием Буковина присоединяется к Австрии. Следовательно, еще до 1812 г. Молдавское княжество было разделено на несколько частей, потеряв земли, поступившие под руководство султанских и австрийских властей. Само княжество, сохранив автономию, входило в состав Османской империи и было обязано платить большую дань и выполнять ряд других обременительных обязанностей перед султаном. Что касается Пруто-Днестровского междуречья, то в состав княжества входила его меньшая часть. Вообще говоря, перед османскими властями стояла задача соединения южных мусульманских районов с северными и полная ликвидация здесь юрисдикции молдавского княжества.

Этим планам не позволила свершиться Россия. После Кючук-Кайнарджийского мира она установила здесь свое покровительство, а по Айналы-Кавакской конвенции султан вернул Молдавии часть территории на юге междуречья,  в результате  чего был создан Хотарничанский цинут (область). Но и после этого в состав княжества входила меньшая часть междуречья.

Даже местная православная церковь не отличалась единством. Часть ее приходов подчинялась молдавскому митрополиту, часть входила в Рэдэуцкую епархию, центр которой находился на Буковине, а православные приходы, располагавшиеся на территории турецких райя и буджакских ногайцев, входили в состав так называвшейся Проиловской (Брэиловской) епархии, подчинявшейся непосредственно Константинопольскому патриарху.

Такова была общая картина перед русско-турецкой войной 1806-1812 гг.  Хорошо известно, что накануне этой войны руководство России не стремилось ни к каким территориальным приращениям в этом регионе. Задача заключалась в предотвращении проникновения сюда наполеоновской Франции и недопущении  франко-турецкого союза. Планы территориального характера возникнут позднее. Пока же в процессе войны территория между Прутом и Днестром поступила под руководство российских властей, с нее выселяется мусульманское население – турецко-татарско-ногайское, и непосредственными делами ведает молдавский диван, во главе которого тогда находилась русская администрация. Происходит молдовенизация бывших мусульманских районов.

В ходе русско-турецких переговоров русская сторона ставила задачи  то присоединения к России  Молдавии и Валахии, то только Молдавии, то Молдавии до Сирета, но в результате Бухарестского мира в состав России вошло только Пруто-Днестровское междуречье, на которое было распространено название Бессарабия. Что же получилось? Если раньше его центральная часть входила в состав Молдавского княжества, то с этого времени она объединилась с северными и южными района междуречья. То есть вновь образованная Бессарабская область была как бы сшита из нескольких кусков – бывшей Хотинской райя на Севере междуречья – райями Бендерской, Аккерманской и Измаильской, возглавлявшихся своими пашами, и землями буджакских ногайцев, прежде подчинявшихся Крымскому ханству, а с конца XVIII в. – непосредственно турецким властям. Таким образом, после 1812 г. возникла новая историческая общность – Бессарабская область в составе Российской империи. Ее территория составляла 45, 6  кв. км,  и она была больше, чем Молдавское княжество (38 кв. км). В 1813 г. на территории Бессарабии, отошедшей к России, была основана Кишиневская епархия в составе Русской Православной Церкви.

Бессарабская область была избавлена от обременительной турецкой дани и других обязательств перед султаном, были ликвидированы набеги мусульманских соседей, ее население не подлежало рекрутчине, освобождалось на три года от всяких налогов и более чем на  сто лет избавлено от всяческих войн, которые непрестанно шли на этой территории столетиями. Даже в области молдавской культуры здесь наблюдается заметный подъем, поскольку было уничтожено господство фанариотских правителей – греков из Фанара, присылавшихся из Стамбула, и Бессарабская область получила в первое время довольно значительную автономию, основанную на молдавских традициях. Создается единый бессарабский рынок в составе России, и край познал довольно значительное экономическое оживление.

Как же можно оценить все эти процессы? Историки румынофильского направления дают им  негативную оценку.  Один из молдавских академиков назвал 16 мая (день подписания Бухарестского мира) самым черным днем молдавской истории, а другой академик заявил, что русское иго было даже хуже турецкого. Действительно, на словах можно изобразить все что угодно, но реалии есть реалиями, и подавать их все-таки надо такими, какими они были на самом деле.

(Окончание следует)

Гросул Владислав Якимович, главный научный сотрудник Института российской истории РАН,      доктор исторических наук, профессор

___________________

Фото — http://moldovacc.md/catedraland/img1.jpg

Версия для печати Версия для печати

Отправить комментарий

Ваш email адрес никогда не будет передан третьим лицам. Необходимые поля отмечены знаком *

*
*